Предпосылки для признания Чатыртау историко-культурным наследием

Предпосылки для признания Чатыртау историко-культурным наследием

15.08.2015

       Сейчас, в условиях возврата к  историческим корням, которые были забыты целыми поколениями под напором идеологических запретов, стало возможным не только изучение  святынь народов, но и использование результатов  работы для возрождения, обогащения духовности в обществе.

       Как в России в целом, так и в Татарстане, новое наполнение обретает понятие «культурное наследие». Это – память о жизни народов в прошлом, источник современного культурного процесса. Производное от понятия «память» - памятник. Но не все объекты  могут быть причислены к памятникам.

      В Азнакаевском районе Татарстана особое значение имеет памятник природы с 1972 года гора Чатыртау (Шатер-гора), которая с 1999 года  стала  государственным природным заказником комплексного значения. Производное от понятия «память» - памятник. Но не все объекты  могут быть причислены к памятникам. Это - одна из самых высоких точек Татарстана –  ее высота 321,7 метра над уровнем моря. По территории заказника протекают реки  Ик, Стерля, Варьзяде (Елга). Здесь открывается панорама около 20 населенных пунктов  Азнакаевского района  Татарстана и Бакалинского района Башкортостана (в ясную погоду), рек Стерля, Варьзяде, Манаузка, Ик, Черная река, Каран.

     50 степных растений территории заказника занесены в Красные книги РТ и РФ, в их числе оносма простейшая, копеечник крупноцветковый, бурачек разностебельный, бедренец известколюбивый. Из насекомых отмечены следующие краснокнижные виды: шмель спорадикус, шмель йонеллюс, пчела-плотник, мегахила шмелевидная, муравей-жнец, водолюб большой, адмирал, ленточница голубая; из пресмыкающихся – гадюка обыкновенная, медянка, веретеница; из птиц – могильник, пустельга, дербник, щурка золотистая; из млекопитающих – слепушонка, хомячок Эверсмана, серый хомячок, степная пеструшка.

     Гора Чатыртау примечательна богатейшей в республике колонией сурков-байбаков. В 1995 году эти животные были занесены в Красную книгу РТ, но благодаря десятилетнему запрету на охоту зверек восстановил свою численность, что и дало основание вывести его из списка редких и исчезающих животных.

Заказник имеет природоохранное, научно-познавательное и эстетическое значение. Образован с целью сохранения естественных и искусственных экосистем Бугульминско-Белебеевской возвышенности, биологического разнообразия, редких объектов растительного и животного мира, обитающих и произрастающих на его территории.

     Чатыртау как главная достопримечательность района всегда приковывала  к себе внимание всех тех, кто стремился к вершинам: будь то  творческие, будь то государственные, будь то духовные. Кто-то находил творческое  вдохновение, кто-то демонстрировал величие района, а кто-то отдыхал здесь душой, получая заряд положительной энергии, очищаясь от сует повседневности. И это  не случайно. Здесь витает дух наших предков, коренных жителей нашего края.

       Население  региона с Х1У века было далеко не однородным. Как  подчеркивают ученые Д.Г. Мухаметшин и Ф.С. Хакимзянов, «оно было не только булгарским, но и частью  многоплеменного кипчакского мира, который кочевал по нижнему течению реки Ик, а также по рекам Степной Зай,  Сюнь,  Мензеля» [1].  Земли нашего района – часть Дешт-и Кипчака, то есть Кипчакской степи, которую знали и как Половецкую. Этнокультурное формирование приуральских татар Икского бассейна, то есть коренных жителей нашего района, с Х1У века шло на основе родоплеменных общин Ногайской Орды. Это государство было образовано  при распаде Золотой Орды и основано талантливым полководцем-сепаратистом Ногаем мурзой. Наш земляк, доктор политических наук Н.М. Мириханов в экспресс-варианте своего труда «Род» утверждает: «В этническом отношении основным содержанием ногайского периода оказалось увеличение кипчакского компонента в среде местного населения. Ногайская Орда, западные пределы которой упирались в реку Ик, имеет почти двухсотлетнюю собственную историю и считается одним из гегемонов Евразии того времени» [2].

         Не случайно ученые-татаристы называют наш район «ак як» (чистый в языковом отношении край). Здесь с Х1У столетия шел процесс  формирования татарского языка на основе общетюркского языка кипчакского наречия. Поэтому и сегодня  жители  нашего района говорят на татарском языке, очень близком к современному литературному.

      Народ, о котором шла речь выше, оставлял и географические названия, которые можно рассматривать  и как своего рода памятники устного творчества. Они придают каждой местности особый колорит, служат словесным украшением, По ним мы судим о том народе, который некогда обитал на этих землях. Через них передается последующим поколениям информация о его обычаях, быте, истории. Народ, который обрел в наших краях вторую родину, перенес название из одного места в другое. Но, как свидетельствуют археологические памятники Чатыртау, примыкающие  к  горе  территории человек начал осваивать еще много веков назад. Уразаевско-Азнакаевская стоянка и Уразаевско-Азнакаевский  курган, выявленные во время  полевых исследований раннебулгарской экспедицией во главе с Е.П. Казаковым в 1986 году, говорят о следах  пребывания древних людей. Видимо, это не случайно. Древние люди жили инстинктами, они нутром чуяли благоприятные места у источника воды, поэтому  и выбирали их для стоянок, жительства или погребения.

      Стоянка расположена на левом берегу реки Стярле в полутора километрах к востоку от села Уразаево там, где разбит совхозный яблоневый сад. Материал из обрыва представлен  обломками срубной культуры.

     Курган овальной формы размером 65х45 метров, высотой  в полтора метра находится на высокой коренной террасе  по левому берегу  речки Варьзяде – левого притока реки Стярле в 400 метрах к северу, северо-востоку от села Уразаево и в 800 метрах к юго-востоку от Чатыртау. По центру имеются западины, возможно, от кладоискательных ям. Так  они названы по их историко-хронологической принадлежности. А по культурно-хронологической принадлежности они относятся к эпохе бронзы,  а стоянка еще и к срубной культуре, так как на месте стоянки обнаружены фрагменты керамики, характерной для этого вида  археологической культуры. Но раскопки здесь не проводились. Памятники археологии Чатыртау ждут раскопок и охранных мероприятий.

      Наша гора Чатыртау – это аналог крымской горы Чатырдаг, что научно доказано. И сейчас часть населения Крыма - татары, возвратившиеся на свою историческую родину со всех концов бывшего Советского Союза, но большей частью из Узбекистана. Своим старательным трудом  они на заброшенных  участках строят дома, разводят сады. Представители татарского населения Крыма подразделяются на кланы: степняков – ногаев, горцев – татов. С современными ногаями  мы  можем изъясняться, хорошо понимаем друг друга, а в то же время крымско-татарский нам во многом недоступен. А более всего нас объединяет с крымскими ногаями кладбищенская культура, в частности, старинные мусульманские надгробия. Хотя внешний вид из-за наличия хороших поделочных камней в Крыму у них богаче, а содержание надписей выделяется  обилием высокого восточного слога. Поэтому можно утверждать, что как раз современные ногаи (политоним  стал этнонимом) и есть  потомки татар Ногайской Орды, пределы которой  некогда простирались и до наших краев.

      Вплоть до ХУП века наша земля  была пристанищем ногаев. Это научно обоснованный факт, впервые подтвержденный  еще 30 лет назад большим татарским ученым-практиком, доктором филологических наук, главным научным сотрудником Института языка, литературы и искусства АН РТ Марселем Ибрагимовичем Ахметзяновым на основе изучения эпиграфических памятников и родословных, сохранившихся в Азнакаевском районе Татарстана. Происхождение надгробий, опираясь на тексты шеджере, он связывает с переселившимися  сюда из Крыма, с Черноморского побережья кочевыми татарскими племенами. Это подтверждается и достопримечательностью края – горой Чатыртау. Выделявшаяся своей высотой гора, которая издали схожа с «голубой пирамидой»  египетских фараонов, по образному выражению поэта Марселя Галиева, уроженца края, выходца из села Балтач (старое название Кипчак), напомнила переселенцам, очевидно, Крымскую Чатырдаг, и потому они дали ей такое название.

      Как символ своего обитания в наших краях степное племя ногайцев оставило нам в наследие название  горы в Крыму. В то же время саму деревню Уразай (название, как и Азнакай, Асей, Сапей, Урсай, Урманай, означает чисто  древнетюркское, еще не мусульманизированное имя человека), а по легендам и гору некогда называли Аю. Это тоже намек на крымское происхождение названия (для сравнения: Аюдаг в Крыму). А в Бавлинском районе до сих пор есть село Крым Сарай, название которого идет с тех далеких времен.

     Сегодня Крымская Чатырдаг – это Шатер-гора, горный массив высотой более 1500 метров. На ее склонах около ста пещер, среди которых выделяются Мраморные, Тысячеголовая, Холодная, а также около тысячи карстовых воронок.  И на склонах нашей горы были  пещеры. Но на данный момент  вход в главную  почти засыпан. Вот что написал о пещерах Чатыртау Петр Симон Паллас  - немецкий ученый, доктор медицины, профессор естествознания, член Санкт-Петербургской  и Римской  императорской  Академии, который, возвращаясь  из экспедиции по Сибири, проехал и по территории нашего края:  «В этой стороне по левую сторону  дороги и от упомянутой  деревни прямо на  восток видна  высокая слоистая гора, которая к нарочито высокому Шатырь Тау возвышаясь подымается на полдень идущими долинами разделяется. Как мне сказано было, что  на оной горе находится медный рудник. Несмотря на сильную наступающую грозу, туда я поехал»[3] .

      По словам Палласа, медный рудник  находился в двух верстах  в сторону от дороги. Он принадлежал Иштиряковскому  медному заводу купца Мясникова. Его место -  во второй возвышенной долине на западной стороне к востоку склоняющегося горного хребта. Рудник  начали осваивать 12 лет назад до того, как прибыл сюда Паллас. Значит, то был год 1761. Здесь он нашел еще  две старые штольни, проведенные  вдоль по покату горы и местами в гору углубленные, из которых было добыто много руды. Но они отчасти  уже обвалились. А прошлой осенью, как сообщили Палласу, то есть в 1772 году на север от старой штольни начали  обрабатывать новые штольни, где во многих местах  проходными и поперечными проломами вышли наружу. Эти штольни простираются вдоль по горе на несколько сот, но вовнутрь нигде глубже 10 сажень не постираются. А вот как описывает ученый  руду: «Штольни содержат в себе на пядень больше и меньше простирающейся  глинистой, зеленой намазкою  полоскою и тростниковыми слепками испещренный медно-сланцевый слой, который между сырым глинистым камнем или валом к востоку  наклоняется и до 10 сажень простирается в гору, где твердый серый песчаный камень сверху помянутого слоя или глинистый камень сдавил. Ныне в разных местах, больше всего к югу у подножья горы роют»[4] .

     П. Паллас  в своей книге не преминул  упомянуть и о добыче. Так, например, из новой штольни, которая находится дальше всех в северной стороне, после зимы добыли  около 10 000 пудов руды, которая содержит 2 пуда меди на 100 пудов руды. Перевозка руды на завод, находившийся в 40 верстах от  рудника, стоила 1 копейку за пуд.

    Таким образом, книга крупного ученого мирового уровня  для нас, азнакаевцев, актуальна и сейчас, более чем через два столетия, потому описанное здесь раскрывает тайны Чатыртау. Мы  можем утверждать,  что остатки пещер – это старые  медные ямы.

     В народе бытует поверье, что здесь останавливались  войска Е.Пугачева. Ведь в 60-70-х годах ХХ века ее азнакаевцы называли не иначе, как Пугачевка. Но, как видно из карты, Емельян Пугачев прошел по Мензелинской дороге. Его  в наших краях не было. Но тем не менее народ края присоединился к Пугачевскому восстанию в надежде на национальное освобождение. Одним  из полковников  войск  мятежного самозванца стал  уроженец села Чалпы, старшина ясачных татар  Нугайбек Асанов /1736-1802/. Он участвовал в штурме Уфы, взятии известной крепости Нагайбак, находящейся недалеко от Урсаева. 15 января 1774 года 2-тысячный отряд повстанцев под  руководством  Нугайбека  Асанова и Аренкула Асеева (по одной из версий, он был из Асеева) без единого выстрела взял Заинскую крепость. Вскоре выбитые подоспевшими царскими войсками  мятежники отступили в Нагайбакскую крепость, но в  начале марта вынуждены были оставить и ее. 10 октября 1774 года под Стерлитамаком отряд был разгромлен генералом Ларионовым.  По данным ставки, атаман Н.Асанов бесследно исчез. [5]  Но когда все утихло, он вернулся в родное село.

    Нугайбек прожил 66 лет. Его могила находится на кладбище села Чалпы.  Много сил приложил в увековечение  памяти этого человека доктор филологических наук Марсель Ахметзянов. Во время организованной в 2000 году Азнакаевским краеведческим музеем эпиграфической экспедиции он отыскал место его захоронения с  надмогильным камнем. Как гласят прочитанные им тексты надгробных камней, рядом оказались могилы его родственников. На том месте сейчас находится родовой некрополь Нугайбековых. Камни установлены на постаментах из зеленого змеевика, территория обнесена чугунной оградой. Это – результат работы потомка этого благородного рода, бывшего начальника нефтегазодобывающего управления «Елховнефть» А.Г. Нугайбекова.

     «Чатыр» - название, данное  по   внешнему виду, признакам рельефа.  Действительно, гора напоминает шатер, но только усеченный в вершине. Учеными  она называется  еще и столовой. Ценность горы  в культурно-историческом плане в том, что ее верх представляет собой остатки древней степи, напоминающей о нашей общей древней стране  и корнях народа. Возможно, ключ к раскрытию смысла географического названия  лежит в нарицательном слове, географическом термине. Чатыртау – пример топонима, образованного словосложением слов татарского языка «чатыр» и «тау», что в переводе на русский язык и означает Шатер-гора. Второе слово  крымского топонима «даг»  с кипчакского наречия древнетюркского языка переводится как гора (и могила в то же время).

    Эта территория, несомненно, обладает неким духовным потенциалом, ореолом святости. Некогда на вершине горы стояло деревянное куполообразное сооружение, служившее для народа молельней. Говорят, что  у Чатыртау, как у каждой большой горы, есть свой дух –  тау иясе (хозяин горы в переводе с татарского языка). Как гласит народная молва, если загадать  на вершине горы Чатыртау одно заветное желание, то оно  непременно сбудется.

     По рассказам старожилов района, сохранившимся легендам  известно, что  на склоне Чатыртау, названном «Изгелэр тавы» («Гора святых») хоронили  тех, кто признавался сообществом святым. Каждый, кто участвовал в похоронной процессии, приносил с собой хотя бы по камушку и оставлял на месте погребения. Такой обряд соответствует коранической формуле: «Верховный суд принадлежит Аллаху. Спасаясь от проклятого шайтана, прибегаю к Аллаху» (На татарском языке она звучит так: «Таш атып куылган шайтаннан качып, Аллаhка сыгынамын».) То есть в старину люди кидали мелкие камни на место захоронения в надежде изгнать шайтана, очистить дух  умершего, чтобы его душа быстрее достигла божественного лона.  Груда камней среди степи служила  святилищем.

     А под  «Изгелэр тавы» («Горой святых») находился «Святой источник» («Изге чишмэ»). Святой источник был освящен духом наших предков. По поверьям, именно здесь совершались обряды омовения умерших, причисленных к сану святых. Люди приезжали сюда хотя бы раз в год для совершения омовений, которые считались целебными. В деревянный желоб кидали монетки в надежде  приехать сюда еще не раз.  «Святой источник»  в настоящее время перекрыт, но место его не  совсем высохло. Есть надежда, что он возродится и порадует всех  своим благотворным  воздействием.

    Древние считали, что у родника есть душа. Они  отождествляли  душу и кровь человека и считали, что  родниковая вода – это кровь и душа  горы, земли, природы. Следует обратить внимание и на одну закономерность, связанную со Святыми  источниками. Они всегда  располагаются под горой,  под холмом или в овраге.  А на самой горе, на холме обязательно  будет или Кладбище святых, или могила святого. И всегда  подобные источники будут связаны со святыми местами.

      В чудодейственные способности  источника можно верить. Ведь вода – одно из самых  необъяснимых соединений  в природе,  тайна ее возникновения на Земле до сих пор остается не раскрытой ни физиками, ни химиками. Мы живем на планете с кислородной  атмосферой. Поэтому и протекающие в природе процессы и явления в значительной степени связаны с химией  кислородсодержащих соединений, простейшими  из которых являются оксиды. Вода – один из важнейших оксидов. Ее свойства  определяются строением ее молекул. Прежде всего большое влияние оказывает на все живое  высокая полярность  молекул воды, а также существование водородных связей в воде препятствует плотнейшей упаковке ее молекул. Одним из «аномальных» свойств  воды является ее высокая плотность.

     Следовательно, рассматривать нашу достопримечательность мы можем и как природное, и как историко-культурное наследие края. Ведь недаром  Конвенция ЮНЕСКО об охране культурного и природного наследия продекларировала взаимосвязь и единство природного и культурного наследия. Даже  некогда прославивший наши края  «Святой источник» («Изге чишмэ») на территории Чатыртау - это и природное, и культурное наследие. То же самое можно сказать и о пещере.

     Внедрение термина «наследие»  наряду с привычным словом  «памятник» предполагает иной подход к использованию того, что досталось нам от прошлого. Ведь «наследие – это то, что дано предками современному поколению не только для бережного сохранения, но и для использования и приумножения» [6]. Это значит, что охрана наследия  может способствовать социально-экономическому  развитию района. А для этого надо  придать природному и историко-культурному наследию определенные функции в общественной жизни  и включить его охрану в программу планирования.         


[1] Мухаметшин,  Д. Г. Эпиграфические памятники города Булгар / Джавдат Мухаметшин, Фарид Хакимзянов. – Казань: Таткнигоиздат, 1987. - С. 114.

[2] : Мириханов, Н. М. Род / Мириханов Назиф Музагиданович.  – М. : [б. и.], 1999.    С.5.

[3]  Паллас П.С. Путешествие по разным провинциям Российского государства. СПб, 1788, с. 68.

[4] Паллас П.С. Путешествие по разным провинциям Российского государства. СПб, 1788, с. 69.

[5] См: Мириханов, Н. М. Род / Мириханов Назиф Музагиданович.  – М. : [б. и.], 1999.    С. 21.

[6] Хайрутдинов Р.Р. Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ // Материалы краеведческих чтений, посвященных 135-летию Общества естествоиспытателей при КГУ, 110-летию со  дня рождения  М.Г.Худякова. – Казань: Изд-во Школа, 2004. – с396.

Последнее обновление: 15 августа 2015, 11:10

Все материалы сайта доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International
Яндекс цитирования